Пресс-служба

Служба по велению долга

20.11.2019

Год памяти и славы в РФ

Во время великой Отечественной войны основная часть репрессированных специалистов ОТБ-40 (специальное бюро НКВД), выбравших когда-то опасную и ответственную профессию пороходелов, не изменила своему профессиональному долгу и до конца своих дней посвятила себя научной работе. Тернист был путь этих беззаветно преданных делу и Родине, крепких духом людей. Их успехи по специфике их работы не разглашались, неудачи зачастую расценивались как злой умысел, они крайне сурово наказывались по малейшему доносу или навету завистников и недоброжелателей. Единственную отдушину они видели в своих творческих находках, оказавшихся полезными для обороны их Родины. Творчество и верность долгу были главным смыслом их жизни.

После завершения работ, связанных с созданием порохов для реактивных снарядов знаменитой «Катюши», в ОТБ-40 пошли слухи, что основных разработчиков этой идеи руководство завода представило к поощрению и, может быть, к досрочному освобождению. Группу разработчиков возглавлял Н. Путимцев, а одним из ведущих специалистов был В. Шнегас, которому в это время исполнилось уже 67 лет. К тому же он был болен и с трудом передвигался на костылях.

Владимир Владимирович Шнегас – гордость Казанского порохового завода, так же, как начальник завода генерал-лейтенант Всеволод Всеволодович Лукницкий, погибший на своем посту в августовской катастрофе 1917 года. Оба они являются символом стойкости, мужества и верности заводу. Окончив в 1901 году Михайловскую артиллерийскую академию, штабс-капитан В. Шнегас был направлен на Казанский пороховой завод, где работал начальником порохового цеха. Затем преподавал курс артиллерии в Казанском военном училище. В 1916 году в звании гвардии-полковника его перевели на Тамбовский пороховой завод, но вскоре по приглашению профессора В. Ипатьева он переехал в Петроград, где работал на Химическом комитете. Неоднократно выезжал на фронт для испытания изделий, был ранен. Революцию встретил в Петрограде, был выбран в Солдатский комитет. В сентябре 1918 года В. Шнегас был командирован в Казань, где год руководил пороховым заводом, восстанавливая его после августовской катастрофы 1917 года и после оккупации белочехами. Затем в течение десяти лет работал техническим директором завода.

Все, что сделано Шнегасом, заслуживает целой книги, но жизнь неумолимо проверяла этого благородного человека на прочность. В первую волну сталинских репрессий этот выдающийся специалист и организатор производства был приговорен к десяти годам высылки по стандартному обвинению во «вредительстве». В 1932 году В. Шнегас был амнистирован и назначен техническим директором Тамбовского завода, а вскоре переведен в этой же должности в Рошаль, где за хорошую работу был награжден персональной легковой машиной. Однако в октябре 1939 года был окончательно захлестнут девятым валом репрессий и оказался в Бутырках.

Но вот грянула война. Исключительные знания и опыт ученого и практика пригодились советской власти, и он был переведен в состав ОТБ-40 на Казанский пороховой завод, завод, который он всегда называл родным и мечтал окончить свой жизненный путь здесь. Мечта его сбылась. Напряженная, целеустремленная работа поддерживала его организм, но для завершения ее он отдал все силы и 12 июля 1943 года он умер за рабочим столом от инсульта. Могила его неизвестна. В 1956 году он был посмертно реабилитирован. В 1996 году к 120-летию со дня его рождения на здании заводоуправления была открыта мемориальная доска, увековечившая его память.

13 августа 1943 года, то есть через месяц после смерти В. Шнегаса, пришло решение Президиума Верховного Совета СССР о награждении Н. Путимцева орденом Красной Звезды и досрочном освобождении. Николай Павлович Путимцев – выходец из рабочей семьи. В 1926 году он окончил Ленинградскую военную артиллерийскую академию им. Дзержинского (то есть ту же самую Михайловскую артиллерийскую академию). Пройдя за короткое время несколько командно-технических должностей, он в 1930 году назначается главным инженером Казанского завода, а через три года – завода пластмасс. В 1936 году он вступил в должность главного инженера 11-го Главного управления в Наркомате обороны. В июне следующего года вновь переводится на Казанский пороховой завод, а уже в сентябре подвергается аресту и в мае 1940 года осуждается как «враг народа» к 10 годам заключения. Это заключение он отбывал в составе ОТБ-40. Дальнейшее место его работы – НИИ-6 в Москве.

До окончания войны был досрочно освобожден и награжден орденом Трудового Красного Знамени бывший главный технолог завода Ростислав Георгиевич Фридлендер. Он скончался в 1946 году. Память об этих замечательных людях и о тех, кто разделил их трагическую судьбу, об их делах и свершениях навсегда останется в истории Казанского порохового завода.