Фронтовики - орденоносцы

Фронтовики - орденоносцы

15.05.2020

Год памяти и славы в РФ

Многие из фронтовиков, пройдя огонь и воду, трудности и лишения ратных будней, вернулись на родной завод к мирному труду. Слесарь Газиз Файзрахманов в самом начале войны ушел на фронт добровольцем. Он был направлен на Тихоокеанский Флот. За короткое время освоил боевую технику корабля и получил звание сержанта. В 1941 году, когда враг рвался к Москве, Файзрахманов участвовал в боевых операциях у Смоленска и Димитрова. В 1943 году он снова на боевом корабле. В качестве командира батареи сражался под Керчью, где был тяжело ранен и больше года пролежал в госпитале. За ратные подвиги Файзрахманов удостоен 13 наград. Залечив фронтовые раны, он в 1946 году вернулся на завод и отлично трудился на ТЭЦ.

Ветерану двух войн – финской и Великой Отечественной – Рашиду Ураскузину было 15 лет, когда он пришел работать на завод в пороховой цех слесарем. В ноябре 1939 года он вместе с другими комсомольцами города в составе добровольческого лыжного батальона воевал с белофинами, был награжден медалью «За отвагу». В 1944 году Ураскузин, имея бронь, в августе вновь добровольно уходит на фронт, где уже воевали два его старших брата. Все они из старинной многочисленной рабочей династии, своими корнями уходящей в 19 век. Он воевал под Москвой, Старой Руссой, где шли тяжелые бои, был ранен. После госпиталя воевал под Харьковом, Киевом, Житомиром, с боями дошел до Чехословакии. После войны Рашид Ураскузин вернулся на завод в свой родной пороховой цех. Вернулись и его два родных брата Ибрагим и Рахим.

Знаменитое форсирование Днепра также не обошлось без участия заводчан. Иван Иловой находился в составе 307-го стрелкового полка 110-й гвардейской дивизии 5-ой армии генерала А. Жадова, который получил задание форсировать Днепр. Реку переплывали на плотах и понтонных средствах под огнем противника. Пришлось как следует искупаться, чуть не утопили пулемет, но все же под прикрытием ночи перебрались на другой берег, балкой продвинулись как можно дальше в тыл к немцам и заняли оборону. Двенадцать дней они отражали атаки противника, пока не навели постоянную переправу и по ней не пошли наши танки. С боями прошел Иловой до Кировограда. В одной из атак получил тяжелое ранение и был отправлен в госпиталь.

За мужество, проявленное при форсировании Днепра, связист Мария Агафонова награждена медалью «За отвагу». И это далеко не единственная женщина – фронтовичка с нашего завода. Санинструктор 52-ой стрелковой дивизии Зинаида Сизова дошла до Берлина, участвовала в освобождении Варшавы, была награждена медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Младший сержант аэростатного заграждения Капитолина Новикова участвовала в обороне Воронежа, затем воевала на I Прибалтийском фронте. В боевых действиях принимала участие Зоя Болдина, Мария Кузнецова и М. Кондратьева.

С содроганием вспоминал о битве на Орловско-Курской Дуге старший аппаратчик пироксилинового цеха, капитан С. Лукьянов: «Много приходилось видеть боев, но такой битвы в последствии не было… На протяжении двух недель шел сплошной гул, грохот, лязг и дым. Земля ходила ходуном. Рядом стоишь и ничего не слышишь, команды подавались знаками. Немцы тогда впервые применили новые танки «тигры», «пантеры» и самоходные орудия «фердинанд». Признаться, орешки эти были крепкие, но нас они не застали врасплох, для них были приготовлены специальные снаряды, которые могли пробивать их броню. В день приходилось отбивать по несколько атак противника, но мы стояли насмерть. Только на пятнадцатый день, когда противник исчерпал все резервы, нам удалось перейти в наступление… При отступлении немцы уничтожали все на своем пути, жгли населенные пункты, взрывали все, что не горит, расстреляли всех, кто не успел скрыться, даже скотину. Все это мы видели своими глазами и у каждого из нас еще больше росла ненависть к врагу. Яростно бросались мы на фашистов и били их беспощадно… Когда вспоминаешь военные годы, тяжелые походы и бои, то испытываешь огромную благодарность тем нашим людям, кто самоотверженно трудился в тылу, нашим женщинам, которые выдержали тяжелейшие испытания. Все знали, что каждый снаряд, который мы посылали в логово врага, каждый кусок хлеба, который съедали в окопах – все это полито слезами наших сестре и матерей. Вот это единство фронта и тыла помогло нам выстоять в самой большой и страшной войне».

Памятны бои в этом грандиозном сражении и радисту Борису Фоминых. Батальону, в котором он служил, было поручено взять станцию Щигры – важный транспортный узел на подходе к Курску. Несколько раз станция переходила из рук в руки. Все пылало и взрывалось, но фашисты остервенело сопротивлялись. После этого боя в приказе было написано: «За устойчивую и беспрерывную связь во время операции по взятию станции Щигры наградить рядового фоминых медалью «За боевые заслуги». Это была первая боевая награда молодого бойца. Потом были медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». После Победы Фоминых вернулся к мирной профессии слесаря высшей квалификации по измерительным приборам.

Электросварщик мехчасти порохового цеха Иван Леонтьев прошел трудные военные версты вместе со своим 355-м стрелковым полком, освобождал Варшаву и штурмовал Берлин. В 1943 году начал воевать Николай Гордеев. Меткий огонь его миномета помогал пехотинцам удачно наступать, а их дружный навесной огонь по окопам противника производил настоящую панику. В 1944 году Гордеев был ранен, был награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги». Всю войну от начала до Берлина прошел дозировщик пироксилинового цеха Изах Камалов.

Рабочий пироксилинового цеха Абдуллазян Файзханов боевое крещение получил на оборонительном рубеже у Ельца. Затем участвовал в окружении гитлеровских войск под Сталинградом, где и получил ранение. Летом 1943 года полк, в который попал Файзханов после госпиталя, вел наступление на Брянском фронте. Шли трудные лесные бои, немцы оказывали ожесточенное наступление. Он получил тяжелое ранение в ногу. Эта рана не позволила ему вернуться в строй, но награда за мужество – орден Славы III степени – нашла его.

Командир саперного взвода старший лейтенант Александр Власов начал войну в 1952 году на Северо-Западном фронте под Старой Руссой. Летом 1943 года участвовал в наступлении под Орлом. Затем освобождал Гомель, Бобруйск, Минск, Варшаву. День Победы он встретил в Берлине в чине майора. За боевые заслуги он награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени.

Для капитана Гади Хайруллина война началась с самых первых дней. Более 200 боевых вылетов совершил в составе экипажа стрелок – радист. На его счету три сбитых самолета противника. За мужество и смелость в воздушных боях он был награжден орденом Отечественной войны II степени, тремя орденами Красной Звезды и орденом Красного Знамени.

В июне 1943 года под Малой Вишерой начались фронтовые будни политрука Анатолия Петрова. Затем их дивизия приняла участие в прорыве блокады Ленинграда. Сколько было радости, когда проклятое кольцо было прорвано, и два фронта – Ленинградский и Волховский – встретились. Потом долгий зимний поход на запад. Псковская область. Легендарное Чудское озеро. И снова, как семьсот лет назад, встретились у этого озера две армии – русская и немецкая. И снова, как и тогда псы рыцари, теперь псы фашисты показали пятки. Правда, оставляли они за собой одни развалины. Суровым был этот поход. Целыми днями шли по заснеженным полям, с нетерпением ждали населенного пункта, который на карте должен был быть впереди, ждали отдыха в теплой избе, а когда подходили к месту привала, там вместо деревни были одни печные трубы, как кресты на пустынном кладбище. И приходилось им ночевать на снегу, укрывшись остатками забора. Закончился поход после освобождения Эстонии, где за участие в одной из операций Петрову был вручен орден Красной Звезды.

Фронтовая судьба слесаря ремонтно-механического цеха Михаила Павлова не баловала его, однако и несчастной ее назвать нельзя. Всю войну он провел на передовой, ходил в атаку, отсиживался в окопе под минометным обстрелом, лежал прижатым к земле под свинцовым градом пуль, не несмотря на то, что тело солдата в четырех местах прострелено пулями, остался жив и вернулся домой с победой, кавалером ордена Отечественной войны.

В 1940 году в транспортный отдел завода поступил демобилизованный красноармеец Иван Данилов. Но вскоре началась война, и он ушел на фронт. В составе III Белорусского фронта вперед на запад повел свой минометный расчет сержант Данилов. Не обошлось и без ранения. Под Витебском станция Крынки долго переходила из рук в руки. В решающий момент его минометный расчет сумел помочь пехоте овладеть станцией, но из семи минометчиков осталось только трое. Орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги» - вот награды, украсившие грудь фронтовика. И расписаться бы ему на стенах рейхстага, но спешит он с армейским эшелоном «мимо дома с песнями» на 1-й Дальневосточный фронт добивать самураев. Там добавилась еще одна медаль «За боевые заслуги». К этому стоить добавить, что до поступления на завод в 1940 году водитель Иван Данилов успел повоевать с японцами на Халхин-Голе, а затем и с финнами. Так что прошел он ни много ни мало – четыре войны.

Коренной заводчанин Дмитрий Кузнецов прошел одну войну, но самую главную и сначала и до конца. В 1941 году отступал на Волховском фронте, в 1942 году контрнаступление отбрасывал фашистов, рвущихся к Ленинграду, долго держал оборону в болотистых лесах. В 1944 году уже командиром роты в составе III Белорусского фронта он уже наступал и неудержимо шел вперед на плечах врага. Их 544-й стрелковый полк, пройдя через всю Восточную Пруссию, участвовал в штурме Берлина. На завод Кузнецов вернулся в звании майора.

Оборона Москвы. Самый критический момент всей Великой Отечественной войны. И один из самых важных боев в этот период, был бой за освобождение Скопина 25 ноября 1941 года, где немцы создали плацдарм для окружения нашей столицы. Непосредственное участие в этом сражении принял рабочий завода № 40 Хази Садыков. Вот что он вспоминает о том далеком и героическом времени: «Наша 84-я отдельная стрелковая бригада формировалась в районном центре Чердаклы Ульяновской области. Сюда я и прибыл 30 октября 1941 года, а 16 ноября бригада тремя эшелонами отправилась к Москве. На станции Ряжск нам был передан приказ командующего Западным фронтом Г. Жукова освободить Скопин и не допускать оккупации станции Ряжск. Ночью 24 ноября мы прибыли к месту назначения и скрытно от немцев заняли позиции в кустарниках в полутора километрах от города. Ровно в 12 часов дня прозвучал сигнал наступления. Мы бежали прямо по полю, благо местность нас хорошо маскировала. С запада на город наступал морской батальон. Моряки начали наступление из леса через открытое поле. На белом снегу хорошо виделись их черные кители, поэтому у них было больше потерь. К 15 часам Скопин был освобожден. В честь этого события на площади города состоялся митинг. После этого мы прибыли на станцию Ряжск, а уже 4 декабря заняли оборону на берегу канал реки Москва у г. Димитров. 6 декабря началось контрнаступление. Наша 84-я бригада наступала по Волоколамскому шоссе. В течение трехнедельных наступательных боев наша бригада отбросила немцев на 120 км. Атаковали противника непрерывно, днем и ночью. Наконец наступила короткая передышка. Мы прибыли в небольшой поселок для отдыха, но там не оказалось ни одного целого дома. Отправились в другое место и только к 7 часам утра увидели очертания поселка. Но в это время нас осветили ракеты, и немцы открыли по нам ураганный огонь. Усталые и голодные бойцы выстроились в боевой порядок. Через пять минут погиб политрук. Вскоре сообщают о гибели командира роты Суслова. Согласно положению его место должен занять командир первого взвода. Из рук погибшего командира я взял автомат и повел ребят за собой. Прямо против нас вел огонь вражеский пулемет. Я дал по нему очередь – он замолчал. Но тут же вновь заработал и ранил меня. Ну, думаю, конец: большая потеря крови и сильный мороз – это явная смерть. Живым решил не сдаваться и приготовился к обороне. У меня был автомат и две гранаты. Но тут я потерял сознание от какого-то удара. Как потом выяснилось, рядом со мной упала мина и меня контузило взрывной волной. Я не помнил, как меня вытащили свои с поля боя».

Невозможно, к сожалению, рассказать обо всех фронтовиках завода, но хотелось бы назвать еще несколько имен. По дорогам Польши прошел сержант-танкист Мубин Мустафин, тяжело раненый под Гданьском. Трудные фронтовые дорги прошли работники порохового цеха К. Ксенофонтов, Г. Шигапов, зарядного – И. прокофьев, И. Софронов, А. Корчагин и Я. Зиганшин, водители транспортного цеха А. Яковлев, А. Шарафутдинов, М. Мухаметзянов, Ю. Кривошеев, работники ремонтно-механических мастерских Ш. Замалеев, Г. Низмутдинов, С. Алиуллов, М. Муллануров.

С честью выполнили свой воинский долг работник азотного цеха В. Викулов, мастер водоканала Ф. Каримов, электрослесари М. Гильмутдинов и В. Сазонов, мастер-механик П. Изгаров, испытатель балкабинета М. Янда, главный инженер Ю. Байгильдин, С. Костров, Г. Халиков, П. Нечай, П. Мещеряков, М. Умрихин, И. Силачев, Ш. Шайморданов, К. Ткаченко, З. Хатыпов, А. Сорокин, Р. Тагирова, М. Зантимиров, Б. Кузьмин, А. Ерохин, Г. Симонов, Н. Смирнов, Н. Ерушин, А. Иштряков, Б. Тувин, Р. Хамидуллин.

Р. Ураскузин Ю. Байгильдин Х. Садыков Ф. Каримов, М. Гильмутдинов (вверху); В. Викулов, М. Янда (внизу) Р. Ураскузин И. Камалов И. Ураскузин П. Нечай М. Мустафин М. Муллануров М. Кондратьева А. Иштряков Д. Кузнецов