В самые тяжелые годы - на пороховом  

В самые тяжелые годы - на пороховом  

26.12.2019

Год памяти и славы в РФ

25 декабря Марьям Хузеевне Надершиной исполнилось 100 лет со дня рождения. Поздравить труженицу тыла – работницу Казанского порохового завода, трудившуюся на предприятии в тяжелые военные и послевоенные годы, приехали генеральный директор ФКП «КГКПЗ» Александр Борисович Лившиц и председатель первичной профсоюзной организации Оксана Евгеньевна Шакирова.

Из воспоминаний:

Марьям Хузеевна родилась 25 декабря 1919 года в крестьянской семье в деревне Утяк (теперь Тенибяково) Зеленодольского района Татарской АССР. Окончила 4 класса школы, с 12 лет работала в колхозе. Вспоминает, что были засушливые годы, женщины и подростки носили воду на коромыслах из озера Тугерек Куль (Круглое Озеро) и поливали пшеницу. Работали, начиная с вечера, когда спадала жара до часу ночи. Потом уставшие, шли спать.

В 1938 году в деревню приехали вербовщики с Казанского порохового завода. Марьям с подругами уехала в Казань. После прохождения всех проверок (они были долгими и серьезными, так как завод оборонный), с 1939 года по 1970 год работала на 5-м и 6-м производствах порохового завода. Трудолюбивая, легкая на подъем, веселая и очень ответственная работница была вскоре назначена на должность контролера. Работу свою и коллектив любила. С людьми всегда ладила, вспоминает годы работы только хорошими словами. Трудилась на 5-м производстве. В 1943 году стал поступать американский порох, который также проходил мешку и упаковку через ее руки.

Рассказывает, что во время Великой Отечественной войны работникам выдавали каждые сутки по 800 граммов хлеба, как они его ели и растягивали, чтобы хватило до следующего дня. Однажды ночью выйдя из цеха в кромешную тьму (светомаскировка), она упала в траншею, которую прорыли для прокладки труб, а Марьям этого не знала, ограждений не было. Упала удачно, ничего не поломала. Но кричи, не кричи - никто не услышит. Хорошо, что траншея была узкая и она смогла, упираясь ногами в стенки, выбраться наружу. А еще была эпидемия тифа. В мастерской осталось работать всего 3 человека, остальные заболели. Марьям тоже заразилась тифом, очнулась от того, что врачи склонились над ней и говорят, что жалко такие красивые косы отрезать. Потом снова потеряла сознание. Оставили косы, Марьям была рада этому и благодарила врачей. Вылечилась и снова на работу.

На завод ходила со станции Лагерная, где жила на съемной квартире у женщины, которую звала Гайша-апа (в переводе с татарского – «тетя»). Выходить нужно было очень рано, так как до проходной предприятия на Красной Горке идти прилично, а потом по территории еще километров 5. Кроме нее на квартире жили еще три девушки - Халима, Майжаляль, Зульхида и племянник хозяйки Исмагил - все работали на пороховом заводе. 

После войны в 1946 году к Исмагилу приехал его односельчанин Габдулхай Надершин. Марьям и Габдулхай полюбили друг друга и поженились, жили еще какое-то время у Гайша-апа, а в мае 1947 года им дали комнату в "комсомольском" бараке во дворе сталинского дома, где был универмаг Кировского района г.Казани. Родились дети - Фарид и Халида. Она прекрасно кроила и шила для детей, родственниц и подруг, пекла вкусные пироги. И сейчас в свои 100 лет она по-прежнему веселая и добродушная, хотя годы дают о себе знать. Дети ее очень любят. Правнуки ждут лета, чтобы вместе с давани (в переводе с татарского - «бабушка») жить в саду, заниматься огородом, играть в прятки.

От всей души поздравляем Марьям Хузеевну Надершину со 100-летним юбилеем! Крепкого здоровья!